?

Log in

Павловец Михаил
miklukho_maklay
.............. ................ ..............................
Back Viewing 0 - 10  

18 марта 2015 года в Российской академии образования состоялось очередное заседание согласительной комиссии под руководством академика РАО ЛА Вербицкой. Комиссию в основном составили представители двух групп – с одной стороны, разработчики Примерной программы по литературе (5—9 классы), на основе которой в будущем будут создаваться УМК и рабочие программы для школы, с другой – авторы разработанной АССУЛ Концепции школьного филологического образования – документа, который, подобно Историко-культурному стандарту по истории, призван привести к единому знаменателю все литературное образование (не случайно за процессом наблюдали и активно консультировали разработчиков представители Администрации Президента, по заданию и при поддержке которой и создавался и АССУЛ, и последний из упомянутых документов). Вот краткая стенограмма выступлений на заседании:

ВЕРБИЦКАЯ ЛА (РАО): сегодня работаем с примерной программой (ПП) – важно иметь готовый документ, который можно принять за основу, так как его ждут в школе, чтобы разрабатывать Рабочие программы. Концепцию обсудим в следующий раз.

КАЗАКОВА ЕИ (СПб): В целом работу можно признать завершённой: найден баланс между литературоведческий подходом и подходом с точки зрения литературного чтения; упрощена трудная для учителя структура трехчастного списка по литературе.

РОМАНИЧЕВА ЕС (МГПУ): Дорабатывая ПП, мы исходили из того, что в 5-6 классах, в связи с возрастным особенностями, чтение должно быть свободным; кроме того, стремились, чтобы принцип вариативности был реализован на разных уровнях – не только уровне методик преподавания.

БОГДАНОВ СИ (СПбГУ): Самое важное – что мы смогли найти то, что нас объединяет

ДУДОВА ЛВ (АССУЛ): ПП в нынешнем виде может быть принята за основу, в ней существенно расширен список обязательных произведений. Надо только унифицировать её структуру с ПП по русскому языку, почистить – чтобы она была более «сухой», не сползала на уровень методических рекомендаций; в ней надо прописать, что ПП не предполагает тематического планирования – это задача рабочих программ (РП), надо прописать вариативную часть ПП. В ПП есть противоречия: декларирует вариативность подходов – но при этом привязывает изучение произведений к конкретным классам; в ней должны быть чётче прописаны метапредметные и личностные компетенции, требования к ним. Я не приемлю «гедонистический» подход к терминологии – использование понятий «ощущения», «потребность» - конечно, хорошо учитывать эмоциональную сферу, но потребности разные бывают.

РЕМОРЕНКО ИМ (МГПУ): ФГОС – это нормативно-правовой документ, в отличие от ПП, документа методического. Нигде в мире в ПП не включают вариативную часть – она отдаётся на откуп самим учебным заведениям. И метапредметные и личностные компетенции – не стоит прописывать по отдельным предметам, они общие для всех них: даже физкультурника может сказать, что он формирует речевую компетенцию.

ФЕДОРОВ АВ (изд. «Русское слово») Зачем даны указания, в каком классе какое произведение изучать? Зачем дают список произведений в части В и авторов в части С после слова «например», а потом пишут «и др.»? Надо не писать «10 стихотворений на выбор» и перечислять их, заканчивая список «и др.», а надо давать закрытый список без всяких «и др.», и пусть учитель сам выберет из них 10 обязательных – и принцип вариативность будет соблюден, и учитель не выберет что-нибудь неподходящее. А так некоторые стихи Фета, Тютчева и др. – из программы 10 класса, а их предлагают изучать раньше.

ПАВЛОВЕЦ (НИУ ВШЭ). Сделанные нами сейчас замечания – прямо противоположны тем, которые мы получили на стадии обсуждения первоначального варианта ПП на сайте sochinenie.wikivite.ru, причем получили и от присутствующих здесь создателей Концепции. Нам тогда поставили на вид, что непонятно, какое из произведений в каком классе должно изучаться, и мы дали свои рекомендации, не привязывая произведения к конкретному классу, а лишь указывая диапазон, в каком его лучше всего изучать, напр. 5-7 класс, 7-8 класс и тп. Это позволило нам оптимизировать список и показать, что нагрузка по классам распределена в соответствии с возрастными особенностями школьника, а не падает в основном на 8-9 классы. Кроме того, здесь уже не раз нас похвалили, что ПП доработана – существенно расширен список обязательных произведений. Однако это говорит только о том, что нас наконец прочитали: мы не расширяли список, мы просто пошли навстречу многочисленным пожеланиям и в списке B привели в качестве не обязательных, а рекомендованных составителями перечень произведений, а в списке C – перечень имен авторов, с тем чтобы составители УМК, авторы учебников и рабочих программ могли либо выбрать предложенные нами произведения и авторов, либо предложить свои. Расширять обязательный список мы не стали, потому что его объем рассчитан исходя из имеющихся часов и возможностей изучения именно этого объема в школе в соответствующих классах.
АРХАНГЕЛЬСКИЙ АН (НИУ ВШЭ): Предлагаю остановить прения и принять за основу имеющуюся ПП в формулировке «с редакционными замечаниями», потому что содержательно ПП сложилась, а стиль и какие-то формулировки можно править бесконечно. Я, к примеру, согласен, что выражение чтение «литературы как духовная практика» не очень удачно, лучше его заменить на «духовно-нравственная практика», но, с другой стороны, и в Концепции меня насторожила формулировка «нравственно-религиозные традиции» - лучше также заменить на «»духовно-нравственные»

ЧЕРНЫШЕВА ДВ (МинОбр) Радует согласие между представителями комиссии; хочется сообщить, что ПП еще придется дорабатывать после внесения во ФГОС фундаментального ядра предметного содержания

ЧЕРНЫШЕВА ЕГ (МПГУ) «Моление Даниила Заточника» - это сложно, лучше «Повесть о Ерше Ершовиче». И военная тема – сейчас это самое главное для нас, а там Платонов дан только 1 рассказ по выбору. А надо дать его военную прозу.

ЛЕВУШКИНА ОН (МИОО): Есть вопросы:
- тематическое планирование – не нужно в ПП?
- вариативность – не прописывается в ПП?
В ПП по русскому языку нарушается принцип системности: там нет даже понятие «система частей речи»!
РЕМОРЕНКО ИМ: Введение вариативной части в ПРИМЕРНУЮ программу противоречит законодательству

КАЗАКОВА ЕИ: – личностные и метопредметные результаты – это специфика реализации всей программы, а не конкретных предметов. И Хотелось бы подчеркнуть, что личностные компетенции хотя и прописываются, но никак проверяться не будут: еще не хватало - оценивать совесть, доброту, патриотизм ребенка!

КЛОБУКОВА ЛП (РАО): Не согласна, что принцип системности нарушен только потому, что нет понятия «система частей речи» - сама-то система есть, отражена в структуре ПП!

ЗИНИН СА (МПГУ) – нужно уже сейчас думать о содержательном ядре! Учитель хочет ясности: «и др» будет вызывать насмешки, как вызывало насмешки у бывалых учителей в «Обязательном минимуме 1998 года». Если «обязательно» - то какой может быть «и др.»?

ЧЕРНЫШЕВА ЕГ: – 1-2 поэмы Лермонтова на выбор – я не согласна! Должны быть обе поэмы – и «Мцыри», и «»Калашников»! И должны быть обязательные древнерусские произведения!

ФЕДОРОВ АВ: вопрос – а отменяют ли новые Примерные общие образовательные программы (ПООП) - старые, изданные несколько лет назад «Просвещением»?

РЕМОРЕНКО ИМ: программы, изданные «Просвещением», - не были утверждены МинОбром. «Просвещение» - частное издательство – и имеет право печатать что захочет.

ВЕРБИЦКАЯ ЛА: до 31 марта есть время для доработки ПП – учета «редакторских замечаний». Следующая наша встреча будет посвящена обсуждению Концепции школьного филобразования. А сейчас попрошу проголосовать – кто за то, чтобы принять ПП с формулировкой «с редакторской доработкой»
1 воздержался (РА Дощинский, АССУЛ), остальные «за».

Вот, наконец вышла статья о том, как читают произведения школьной программы ребята, поступающие потом на филологические факультеты педвузов, и о том, что можно было бы предложить сделать в рамках школьного литературного образования, чтобы не было потом мучительно больно.
К сожалению, в статье не было названо два имени - д.ф.н. Г.Ю. Завгородней (2008) и к.ф.н. И.И. Матвеевой (2013), которые в разные годы были моими коллегами по кафедре и помогли организовать опрос наших первокурсников. Хотелось бы хотя бы здесь выразить им глубочайшую признательность.
А еще хотелось бы поблагодарить Любовь Борусяк: мы, конечно, ужаснули ее своими методами "народной социологии", но она помогла нам избежать хотя бы некоторых, конечно - самых грубейших методологических ошибок, которые мы совершили (а за остальные, оставленные в работе, ответственность целиком ложится на одного меня, отвечавшего за их исправление)

3 сентября в Рособрнадзоре под надзором и председательством его Директора СС Кравцова состоялось совместное заседание Совета по сочинению (под руководством НД Солженицыной) и группы экспертов (под руководством ЕА Зининой), которым поручено составить закрытый банк тем сочинений в рамках предварительно определённых 5 направлений, а также критерии проверки работ. РОН - организация эта закрытая, почти силовое ведомство, но вот что можно рассказать открыто, не боясь разглашения совсекретной информации.
ЧитатьCollapse )

Вчера, 27.08.14, обнародовали пять тематических направлений к будущему итоговому сочинению. Вот они:
«Недаром помнит вся Россия...» (200-летний юбилей Лермонтова),
«Вопросы, заданные человечеству войной»,
«Человек и природа в отечественной и мировой литературе»
«Спор поколений: вместе и врозь»
«Чем живы люди?»

Теперь учителя будут готовить школьников к написанию сочинения на темы, вписывающиеся в парадигму этих направлений, а ответственные люди – сочинять банк тем (из которых в день сочинения будут выбраны те, на которые и будут сочинения писаться)
Хотелось бы сделать несколько замечаний на полях этого перечняRead more…Collapse )
UPD: Сергей Волков уточнил, что Совет Солженицыной настаивает: темы должны быть сформулированы так, чтобы школьник имел возможность выбрать произведение. Но направления по большей части сформулированы так, что это сделать будет крайне сложно! Впрочем, где наша не пропадала :)

Так много добрых моих знакомых были восхищены последним романом Захара Прилепина "Обитель", что я чуть не умер от любопытства, пока сам не прочел его.
Пожалуй, Прилепин нашел неожиданный ракурс во взгляде на ОСЛОН - предтечу советского ГУЛага: до него лагерную систему мы видели глазами интеллигента (Лихачев, Ширяев, Гинзбург, даже Шаламов и Демидов), Солженицын попытался дать ее через восприятие русским мужичком-крестьянином ("Один день... "), Прилепин же отправил на Соловки своего любимого героя - пацана. Не политического - отцеубийцу, одного из типов того "массового человека", виктимного и деклассированного, о котором писала Ханна Арендт. Главный героя романа Артем Горяинов не имеет определенной профессии и не принадлежит ни к какому сословию; его реакции спонтанны, а привязанности - ситуативны: он легко сходится с людьми - но не способен на длительные отношения и на подлинное доверие, нуждаясь не в дружбе, а в покровительстве: на побег он тоже не не способен - ему нужно, чтобы его увезли с острова. Среди людей он выделяет таких же пацанов, как и сам - в таких он может даже влюбиться и простить им многие подлости (как, к примеру, прощает приблатненному стихотворцу Афанасьеву). Но с подозрением, а нередко потом и с нескрываемым презрением относится к людям "идейным", имеющим жизненную программу и устойчивую систему ценностей, будь то типично леонид-леоновский персонаж - скрытый белогвардеец Василий Петрович, учёный малый Осип Троянский или "владычка" Иоанн. Каждый из них ошибается в Артеме, отмечая для себя его молодой витализм и веря, что сможет заполнить своими письменами tabula rasa его души - за что впоследствии расплачивается. Артему этого не нужно: его жизненные приоритеты - пожрать и поиметь "сисястую девку": обонятельно-пищеварительному аспекту его духовной жизни автор уделяет приоритетное внимание, как и аспекту половому (причем любовница Артема не может иметь детей, а до нее он находит утешение в онанизме). То равнодушие к собственной и к чужой жизни, боли и унижению, которое автор приписывает своему герою в конце романа, объяснимое надломленностью молодого человека, в действительности присуще ему изначально.
Вот чьими глазами Прилепин попытался взглянуть на Соловецкий лагерь и на его крестного отца - Эйхманса (в романе - Эйхманиса)! Взгляд - есть, и он почти влюбленный: в Эйхманисе Артем сразу распознал свое: "было в нем что-то молодое, почти пацанское" - и сразу принял и эйхманисовское объяснение Соловков как мастерской по выделке нового человека, и его право повелевать и дурить. Однако ракурс оказался хотя и интересным, но, мягко говоря, недостаточным: пацан не тот человек, кто в состоянии понять и объяснить другого, хотя и может "прочувствовать". Вот и Артем не склонен к анализу или мукам нравственного выбора, во всем доверяя тому, что его автор называет "врожденным чувством". И ни вынесенные в Приложение записки общей любовницы Эйхманиса и Артема - Галины, ни прямая речь автора в Послесловии, ни даже скупой слог биографии начальника лагеря в Эпилоге (Прилепин словно бы никак не мог завершить свой роман, затянув его финал на полсотни страниц) не придали образу создателя ОСЛОНа нужной объемности и полноты. Как и не объяснили толком, чем монашеский девиз Соловков "В труде спасаемся", подхваченный и перетолкованный Эйхманисом, отличается от "Arbeit macht frei" Освенцима.
Роман "Обитель" получился романом авантюрно-приключенческим, с героем-трикстером в центре, просто похождения Артема и его волшебных помощников разворачиваются в соловецких интерьерах, а не в плену у сарацинов или морских пиратов. Роман чем-то похож на своего главного героя: те, для кого лагерная тема до сих пор не отболела, встретят с надеждой произведение писателя из несидевшего поколения; впрочем, лагерные ужасы, подробно выписанные в романе, скорее антураж книги, чем материал для анализа, образуя противоположный полюс нехитрым телесным радостям, тоже выпадавшим на долю его героям. Видно, что Прилепин внимательно читал воспоминания и свидетельства прошедших Соловки (а одного из них - автора замечательной книги "Неугасимая лампада" Бориса Ширяева даже не без снисхождения помянул - как стихотворца-эпигона). Любители почвенного реализма узнают в повествователе своего по ряду характерных высказываний от первого лица вроде "эпоха разоблачений и покаянного юродства" - о 90-х годах ХХ века, а также и по россыпи словечек, словно бы позаимствованных из солженицынского словаря языкового расширения: "взгальный" , "ядреный тулуп" , "ужасный разор" , "докучливый голод" , "тихое бережение" , "спотыкливый разговор" , "любитель придумчиво забавляться", "непапошный какой", "день был стылый" , "ражие парни" , "волглая ткань" , "полны грязью всклень" и даже так: "шел неоглядой, живу неоглядой, задорный, ветряный. Надолила судьба - живу теперь в непощаде". Да только хватило автору запаса этих слов (или куражу вставлять их в роман) лишь на первые сто страниц почти 800-страничного тома книги, и в дальнейшем они пропадают напрочь!
В общем, не найти в тексте убедительной и свежей апологии лагерной системы, как не найти и ее категорического осуждения.
В отличие от своего кумира Леонида Леонова, не силен Прилепин выстраивать яркие полемические диалоги: герои в романе обычно не спорят, а читают лекции или проповеди, к счастью недлинные. Не много в романе и глубоких и свежих мыслей: не считать же таковыми ремизовское "человек человеку - бревно", в устах одного из персонажей превратившееся в "человек человеку - балан", или мысль, что каждый человек носит на дне души немного ада! Словно иллюстрируя эту нехитрую мысль, любой персонаж романа рано или поздно поворачивается читателю своей неприглядной стороной, как и наоборот, всякий злодей в ней имеет шанс проявить немного человечности - со времен ЛН Толстого мысль, казавшаяся свежей лишь в контексте литературы социалистического реализма. А главное, то, что человек по природе своей порочен, отчасти оправдывает его помещение на Соловки - не за вмененные, так за истинные грехи отчего же не пострадать?
Роман Прилепина не просто дает лагерь через призму пацанского взгляда - он подготавливает мысль, что в нашей пацанской стране лагерь неизбежен, более того - был всегда и, по-видимому никуда не денется, какая бы власть на дворе не стояла. Ну нет веры в человека у писателя, завершающего свой роман сомнительной максимой, пожалуй - тоже вполне пацанской: "Человек темен и страшен, но мир человечен и тепл".

Продолжаем читать расшифровку заседания 3 июля с.г. так наз. "Патриотической платформы" в Госдуме, на тему «Качество учебников русского языка, литературы, истории и результаты ЕГЭ-2014 – существует ли взаимосвязь?».
Окончание выступления А.Мухина, выступления Л.Н. Духаниной и А.А. Музаева
Начало - вот тут
Алексей Мухин (завершение)
1. Продолжить формулирование культурной политики на основе цивилизационного, а не национального подхода, то, что было утеряно с потерей СССР.
2. Организовать проведение социально-психологических исследований, направленных на исследование результатов использования единых учебников истории, русского языка и литературы; эффективности их использования с целью возможности делать соответствующие прогнозы.
3. Ориентировать профессиональное сообщество, как историков, так и преподавателей русского языка и литературы, на работу и участие в представительных организациях при ведомствах, привлекать специалистов в полной мере: необходимо, чтобы они формулировали критерии проявления попыток фальсификации исторических событий и попыток искажения русского языка.
4. Организовать государственную поддержку исследовательских и образовательных НКО: их поддержка не должна быть разовой, она должна быть системной, то есть люди, которые занимаются исторической наукой и развитием русского языка, должны понимать, что государство будет участвовать в финансировании их успешных проектов, они должны понимать, что работают на века. Это должно чётко присутствовать.
5. Взаимодействие государства и исследовательских образовательных НКО должно происходить из соображений партнёрства, а не конфронтации, причём инициатором различных форм этого партнёрства должно стать государство, государственные органы, например Госдума, Совет Федерации. В результате ожидаемый эффект: проблемы развития российской историографии и других предметов не будут переходить в маргинализованный дискурс, а станут элементами консолидации российского общества.
И.А. Яровая
Я не стала перебивать, потому что я договорилась о докладе.
Любовь Николаевна Духанина ( Президент образовательного холдинга «Наследник», член Общественной палаты РФ, заведующая кафедрой НИЯУ МИФИ.)
Я сокращу своё выступление и не буду говорить о формировании духовных скреп - этот вопрос и предыдущим докладчиком был озвучен.
Мы, когда сегодня говорим о русском языке, литературе, истории, на самом деле говорим не о функциональной грамотности предмета, а о человеке, который отвечает за судьбу своей семьи, своей страны. И, конечно, состояние живого русского языка – это состояние общественного сознания. Если мы сейчас проведём анализ с вами частотности использования таких терминов, как «честь», «достоинство», то увидим, что наши дети их практически не используют.
А именно эти слова стали основой подвигов: и воинской доблести, и трудовой деятельности - в очень интересных исторических периодах нашей России.
А сегодня мы чаще встречаем всё-таки у молодёжи слова, ориентированные на ценности рыночного употребления. Когда мы говорим о состоянии русского языка, мы должны понимать, что ребёнок начинает осваивать язык с того момента, когда он родился, с трепетной речи, первые слова он слышит в своей семье, и первые понятия и первые правила поведения в социуме он усваивает в своей семье.
Затем он у нас с вами появляется в детсаде, в школе. И вот здесь у нас с вами уже возникают проблемы, связанные с чтением, письмом, они фактически нами фиксируются как трудности в обучении, затем мы переводим в первичную неграмотность, а в старшей школе проблемой становится функциональная неграмотность, о чём свидетельствуют результаты ЕГЭ.
Мы на прошлой неделе по инициативе Ассоциации учителей русского языка и литературы (руководитель Ассоциации Дудова Л.В. сейчас здесь присутствует и присутствуют некоторые члены, участники Круглого стола ,которые принимали участие) обсуждали вопрос о состоянии русского языка с участниками Круглого стола и говорили о том, что это комплексная проблема, и, конечно, вы говорите правильно о катастрофическом падении читательской и речевой культуры школьников. На это влияет вся ситуация глобализации. Я вчера видела сюжет по телевидению о том, что японцы придумали новую социальную сеть, где слова уже совсем не нужны, можно общаться смайликами – и там уже более 10 тысяч участников.
Мы говорили о необходимости доработки федеральных государственных стандартов с целью повышения качества обучения русскому языку и литературе. Я говорю о проблеме, и сразу понятна задача.
Да, школьные библиотеки давно не комплектуются словарями, художественной литературой, справочниками. Это критическая ситуация. Всё, что у нас было укомплектовано раньше, СЭС давно списано, а мы не выбрасываем и работаем с этим материалом. Стремительное старение педагогических кадров словесников и одновременно плохое качество подготовки молодых учителей, планомерное исчезновение системы методического сопровождения учителя в его каждодневной деятельности, в условиях модернизации мы превратили завуча в менеджера, завуч утратил функцию методиста в школе. В технологии мы достигли больших результатов, но потеряли в методологии. В регионах в условиях оптимизации сети сокращается методическая служба. Система повышения квалификации не справляется ни с ситуацией современного ребёнка и условий его работы, ни с ситуацией повышения квалификации в условиях внедрения ФГОС. Не встретила ни одного учителя, который был бы удовлетворён курсами повышения квалификации, который бы сказал, что за 72 часа он подготовлен так, что он способен работать в условиях работы с ФГОС. Мы действительно в рамках круглого стола подготовили большой пакет предложений.
Остановимся только на содержании.
Содержание образования, то, что касается русского языка и литературы в части, которую мы всё-таки обсуждали: разделение предмета русский язык и предмета литература, как записано в Федеральных стандартах, и добавление о необходимости того, что требования предмета литература должны быть дополнены перечнем произведений, содержащих общероссийский культурный код, есть корпус текстов, формирующих культурную идентичность. Ориентироваться не просто на перечень произведений, а на те тексты, с которыми работают учитель и ученик. Проблема содержания образования присутствует абсолютно по всем предметам. Я говорю, пользуясь этой площадкой, я знаю, что комитет по образованию государственной думы проводил отдельный Круглый стол по содержанию образования. Я думаю, что вам нужно включиться, так как содержание образования – вопрос национальной безопасности страны. И вы об этом чётко сказали.
Нам важно на сегодня контролировать, чтобы по предметам русский язык, литература, естественная история не прошло снижение содержания образования, как бы требования к результатам освоения образовательных программ по данным предметам, хотя бы не ниже стандарта 2004 года, чтобы мы не могли фиксировать ситуацию сокращения обязательств государства перед нашими семьями, перед нашими детьми.
И, конечно, нам надо продолжать развивать экспертизу учебников: мы фактически впервые в стране создали некую системку, попытались в ней поработать, но совершенно понятны направления её доработки: это лингвистическая экспертиза, и экспертиза на возрастосообразность, и экспертиза на информационную ёмкость и многие другие направления, которые необходимо включать и рассматривать по экспертизе учебников. Сегодня нужно рассматривать проблемы, создавшиеся в образовании, комплексно. Их много, они разнонаправленные.
И.А. Яровая
Исходя из проблемы, которые вы подняли по учителям, у нас одна из инициатив лет пять назад была сделать, объявить набор, призыв «В учителя - лучших выпускников» под программу безусловных социальных гарантий, понимая то, что, что будет элитная когорта учителей, потому что проблема действительно существует. Хочется спросить у Рособрнадзора, а какой балл будет в педагогические вузы, исходя из того, что вы понизили планку катастрофически для выпускников школ до 24 баллов?
А.А. Музаев, Представитель Рособрнадзора
[Нрзб]… 24 балла мы определили для получения аттестата, но не для поступления в вуз. Выпускник с баллами ниже 36 в высшее учебное заведение, педагогическое или техническое, поступить не сможет. Дальше его возможности – поступить в какое-нибудь среднее учебное заведение, получить профессию
Реплика: В том числе учителя начальных классов!
А.А. Музаев. Мы это учтём, будем с этим работать! Проблема с педагогическими вузами достаточно сложная. Не вам говорить. Худшие выпускники из года в год идут в педагогические вузы, эта проблема появилась не сейчас, а идёт ещё проблема с Советского Союза. Есть у нас элитные специальности, по мнению родителей: это юридические и экономические, а в прошлые годы технические и идеологические. Это виток: худшие учат ещё более худших, и мы пришли к тому, что есть. Общая ситуация: дело в том, что мы рады, что в первый раз на основе результатов единого экзамена мы можем делать какие-то выводы. В предыдущие годы мы не встречались с такой проблемой, не обсуждали, потому что все знали,, что в каких-то регионах, где русский зык не является родным, результаты были выше, чем у выпускников Центральной части России. Поэтому основываться на цифрах, которые были, мы не могли. Сейчас абсолютно объективные результаты. Провальная ситуация у нас в национальных республиках. В Центральной части России, в регионах, где для детей русский язык является родным, ситуация со сдачей ЕГЭ осталась такой, какой была до сих пор. Национальные республики, регионы, мы по ним имеем объективную статистику, где ЕГЭ проходил скандально, впервые мы можем говорить о программах развития русского языка. Если надо, то мы вам, Ирина Анатольевна, по республикам покажем. Это около 15 субъектов, национальные республики, где, действительно, ситуация с русским языком очень плохая. Говорить о том, что они не хотят исправить ситуацию с русским языком, будет неправильно. В Дагестане - единственный регион, где стоит памятник русской учительнице. Так получилось, что в Советском Союзе туда по распределению отправляли учителей. И там проблема не в городских школах, а в сельских, где среда общения на 40 с лишним языках. Но там в каждом ауле свой язык, и они часто не понимают друг друга. Связующим звеном там является русский язык. Мы и с главой региона разговаривали. Учителя филологически фактически подготовлены плохо. И фактически уроки даже русского языка вынуждены вести на родном языке, переводить. Во многих школах это происходит. Говорить, что катастрофически упал уровень подготовки, что за год качество изучения русского языка у нас снизилось неуместно. Сравнивать результаты экзамена с результатами прошлого года, с утечками, которые % на 15 повлияли на основные результаты, с фальсификациями, с регионами, где русский знали лучше всех, и при поступлении всё это выявлялось, сравнивать два эти показателя некорректно.
По учебникам. Справку я вам более подробную передам, но это справка ФИПИ. Мы до сих пор взаимосвязью учебников и баллов соответствующих не занимались. Когда был эксперимент и регионов было мало, была графа в федеральной базе, и это учитывалось, но после того как мы вошли в штатный режим, регионов стало больше, обрабатывать материала стало больше, тогда эту работу не продолжили. Мы планируем эту графу ввести в федеральную базу. И по итогам года мы сможем проанализировать ситуацию.

Замечательный московский учитель Р.И. Зандман попала 3.07.2014 на заседание так наз. "Патриотической платформы" в Госдуме, на тему «Качество учебников русского языка, литературы, истории и результаты ЕГЭ-2014 – существует ли взаимосвязь?». Некоторые из выступлений ей удалось записать, а потом расшифровать. Здесь представлены выступления не нуждающейся в представлении Ирины Яровой, а также Директора центра политической информации, историка-архивиста по образованию Алексея Мухина. Рекомендуется к прочтению :)

Отчёт о посещении заседания «Патриотической платформы»
Ирина Яровая
Мы пригласили вас принять участие в работе на базе Патриотической платформы
Наша деятельность освещается достаточно широко. У нас сложилась традиция. Мы собрались, чтобы сделать серьёзный и глубокий анализ проблем и найти наиболее разумные решения. Недавно мне предоставилась возможность участвовали в работе Круглого стола. Современное образование рассматривалось в Общественной палате. Я сама получила эмоциональное и интелллектуальное удовольствие, так как эти вопросы, так как они обозначены, понятны и близко каждому.
Те вопросы, которые обозначены... Я прочитаю цитату: «Преподавание русского языка и литературы в современной российской школе потеряло связь с духовно-нравственным воспитанием молодёжи, не справляется с катастрофическим падением речевой и читательской культуры школьников, вызывает серьёзную обеспокоенность статус учителя русского языка и литературы» [по-видимому, из «Резолюции Учредительного съезда учителей русского языка и литературы» (12-14 ноября 2013 года)]. Совершенно очевидно: безопасность общества и государства связана со способностью сохранения своей самоидентичности и своих традиций. Сегодня мы являемся участниками, можно сказать, международной дискуссии о том, что такое русофобия, что такое притеснение русских за рубежом, что такое лишение возможности говорить на родном языке. Пример - то, что происходит на Украине. Подошли к той черте, когда в своём отечестве мы вынуждены говорить о спасении русского языка. Мы понимаем, что это проблема системная. Если говорить о публичном пространстве, где носителями красивой русской речи являются представители СМИ, то они не являются носителями красивой русской речи. Эта девальвация языковАя становится всё более разрушительной. По мере «оскуднения» русского языка и речевой функции человекка, снижается потенциал мыслительный человека. Происходит оскуднение человека, то, как невысоко он оценивает самого себя как часть одного большого целого. У нас в Конституции есть преамбула, великолепно написанная и с точки зрения смысла и сточки зрения формы, формула « Мы - многогонациональный российский народ, объединённый общей судьбой под названием Россия». В 90-е годы , когда началось системное разрушение из того, что сохраняло и оберегало общество... Мне недавно встретилось высказывание «Язык оберегает душу народа». Какие решения мы можем предпринять, чтобы развернуть эту ситуацию ?
ЕГЭ…На нашей площадке ещё при министре Фурсенко было предложение об отмене ЕГЭ по русскому языку и литературе. Наше требование к министерству – отменить ЕГЭ по литературе. Были баталии серьёзные. Тогда шла речь о едином учебнике истории. Уже тогда стало понятно: через учебник истории происходит мягкое разрушение самосознания гражданского, реализуется полноформатно. Мы дали поручение, они сделали интереснейший анализ.
По некоторым вещам просто шокировало. Они не содержат исторической правды. Детская энциклопредия «История Отечественной войны», которая издана на деньги Федеральной целевой программы культуры. Это пропаганда нацизма, те формулы, которые там есть, не соответствует исторической правде. Алексей зачитает цитаты.
Так вот, говоря о русском языке и Е ГЭ.
24 балла, которые установили – это уже…чрезвычайно. Это почти 2.
Это серьёзная проблема Если конституционное право на образование по основному предмету русский язык даётся на уровне на 24 балла, то это серьёзная проблема. Её надо диагностировать и с ней надо работать. Мы очень щепетильно относимся к осуществлению прав ребёнка. Сейчас ущемляются права ребёнка на общее образование, общее – это одинаковое для всех.. Третьи лица не могут определять, какому ребёнку надо дать лучшее образование, кому хуже. Ребёнок не может быть связан по рукам и ногам коммерческими учебниками..
Разные учебники - это вообще катастрофа для семьи, ребёнок не может перевестись из одного учреждения в другое. Не говоря уже про другие регионы.
Я переехала с Украины на Камчатку с тем же набором учебников и продолжила образование – это и называется общедоступностью образования. Не нужно преодолевать препятствия, что не совпали с интересами учебника. Вот учебник русского языка. Вот закладки с ошибками. И что, товарищи дорогие? Я рада, что кто-то получает деньги. И кому нужна эта сумасшедшая вариативность? Коммерческая выгода – вещь важная в экономике. Какое это имеет отношение к государственной задаче – дать в соответствии с конституцией детям общедоступное образование? Воспитание и образование личности гражданина учащегося. Каким образом мы можем объединить наши усилия? Вы, наверно, являетесь авторитетом, ориентиром в поиске правильных решений. Проблема является более чем очевидной. У нас есть такое правило, что я предлагаю. Обсуждение в стилистике «Я предлагаю!, исходя из того, что вы все глубоко знаете проблему. Вот какие предложения сформировали вы, чтобы предпринять конкретные шаги, поменять ситуацию, в которой мы находимся... Мы действуем в стилистике лоскутного одеяла. Вообще, то, что придумано у нас в сфере образования, в страшном сне не придумаешь. Те, кто поработали по линии Сороса, хорошо поработали. Заложили столько камней подводных, на которые мы тут натыкаемся…
Я обратилась в Минобр с предложением, что... ну, не вы создавали эту систему. Ну зачем вы берёте на себя родимые пятна прошлого, вы подумайте над тем, чтобы не оправдываться - разверните ситуацию! Не делайте вид, что всё хорошо. Не оправдывайтесь!
Я получила анализ данных ЕГЭ, как оценивалось, Рособрнадзора. Мы же не ищем виновных, мы ищем решения. Это попытка поиграть с цифрами. Не надо играть со статистикой. Она такая, какая есть. Поиска виновных нет, есть желание найти решения. И сейчас, когда вы продумываете свои предложения, я предоставляю слово Алексею Мухину.

Алексей Мухин
Мы делали анализ по историческим учебникам, по истории. Но, безусловно, русский язык является носителем кодов не только культуры, но и исторических событий., поэтому разделять эти 2 предмета не представляется возможным. Понятно, что сейчас война за будущее и настоящее идёт через изменение прошлого. И те, кто изменяет прошлое, пытается воздействовать на нас сейчас и на наше будущее через наших детей. Поэтому на исследователях и авторах учебников лежит огромная ответственность . Те, кто изменяет прошлое, влияет на будущее, на сегодняшний день. Система не позволяет получать целостную картину мира, систему, развивающую историческое сознание и знание русского языка. Без изучения истории невозможно изучение русского языка – в этом и состоит сохранение традиций.
Преподавание истории и русского языка неразделимы. Создавая намеренные концепции, например, псевдоязык интернета, антиисторические концепции, например тоталитаризма, люди действуют весьма эффективно: суммы беспрецедентны, [если] в 2011году иностранные фонды тратили 7,6 млрд руб, то в 2013 г. порядка 25 млрд руб. российские НКО потратили на порядок больше. Интенсивность воздействия возрастает, мы вступаем в фазу, когда взаимодействие традиционного обществ и общества, которое пытается воздействовать, переходит в военную фазу. Воздействие фондов НКО эффективно, образовательные центры, центры развития демократии! Создаётся комплекс неполноценности , готовят к мысли о распаде России,
к радикалам и религиозным фанатикам будут относиться, извините, как к норме. Все эти вещи отлавливаются в учебниках по истории. Они хорошо работют технологически, не сейчас. У нас сохраняются советский заряд иммунитета, противостоящие обществу потребления, разрушающему духовные скрепы. Сейчас многие хихикают над этим, хотя тема очень мощная.
Шельмование - основное орудие разрушения традиционного общества, исторической науки, русского языка, смех - это то, чему противостоять очень сложно. Нужны системные действия. Вот об этом мы будем сегодня говорить.
Комплекс проблем:
• ценность и организация преподавания истории и русского языка;
• секуляризм [?];
• отбор и распространение пособий;
• содержание учебных пособий.
По этим направлениям предстоит работать.
Есть цитаты из учебника для системы высшего образования из серии «Россия и мир» «Древнее средневековье и Новое время», рекомендованного Федеральным списком учебников для высшей школы , изданного издательством «Просвещение». Автор подводит учащихся к мысли о крайне тяжёлом положении представителей других конфессий и национальных меньшинств в Российской империи, о доминировании имперского сознания, которое сводится к непониманию России как многонационального, многоконфессионального государства. Эти мысли, усиленные представителями средств массовой информации, подводят к мысли о том, что у нас нет истории. Человек, отрицающий наличие исторических связей, родовых скреп, остаётся один на один с рынком, перемалывающим его так, как должно быть.
Но не всё так плохо. Дело в том, что фонды, которые представлены государствами, которые прямо финансируют те или иные государственные программы, сочетаются идейно с полугосударственными фондами, которые через посредников финансируют диверсионные программы.
Есть и частные, добрые… фонд Мак-Артуров, он влияет на формирование исторического сознания в России, тратит невообразимые средства (существует с 1991 года), работает по вопросам России в мировой политике, по вопросам прав человека и по вопросам науки и образования в России. Их десятки. Мы их ранжировали, их проанализировали. Только они в 12 году потратили 4 с четвертью млн долларов на изучение или, точнее, изменение - они потратили на изменение учебников по истории. Система, с которой мы сталкиваемся, она разнообразна и очень эффективна.
Перед ними стоят проблемы практического свойства. Прагматичные цели: убедить, что природные ресурсы им [нам?] не принадлежат , а принадлежат мировому сообществу. Это сеет сомнение: а если правда? Если нет? А если приходит ещё ребёнок, который убеждён совершенно в обратном, возникает вообще непонятная ситуация.
Я думаю, что в данной ситуации придётся следовать строгим курсом, и вот, что я предлагаю сделать.
В результате политизации мы перешли в качественно другой уровень противоборства: мы видим засилье западных исторических концепций с весьма деструктивным уклоном по текстам.
[Необходимо] доведение до российских регионов преимуществ проживания в единой стране.
Использование цивилизационного подхода, свойственного советской исторической науке.

[текст недорасшифрован, но главное - сказано]

Друзья, вам, конечно, не раз попадались регулярно выскакивающие в блогосфере так называемые "цифровые стихи" вот в таком виде:

Читать с выражением!

Пушкин

17 30 48
140 10 01
126 138
140 3 501

Маяковский

2 46 38 1
116 14 20!
15 14 21
14 0 17

Есенин

14 126 14
132 17 43...
16 42 511
704 83

170! 16 39
514 700 142
612 349
17 114 02

Веселые:

2 15 42
42 15
37 08 5
20 20 20!

7 14 100 0
2 00 13
37 08 5
20 20 20!

Грустные:

511 16
5 20 337
712 19
2000047

Совершенно очевидно, что их автор - человек, не сильно владеющий стиховой культурой, хотя и с неплохим слухом. Подбирая ритмические аналоги выбранным авторам (Пушкин, Маяковский, Есенин) и настроениям (Веселые, грустные), он сильно не парился - и просто переложил на "рыбы" известные строчки.
У Пушкина это - "Мой дядя самых честных правил...", у Маяковского - "Я достаю из широких штанин" (с ошибкой в 4 стихе), у Есенина - "Вы помните, Вы все, конечно помните..." - и далее - "Любимая, меня Вы не любили...!" - тоже с ошибкой в 4 стихе). "Веселые" стихи - предполагаю, что это припев из мультипликационной песенки "Кабы не было зимы...":
Не кружила б малышня
Возле снежной бабы,
Hе петляла бы лыжня,
Кабы, кабы, кабы.
И только с "грустными" стихами у меня вышел затык. Очевидно, что это 4-хстопный ямб с приличным количеством отклонений от метрической схемы (и, возможно, с внутренними рифмами). Если попытаться воспроизвести логику "сочинителя" и реконструироваь его "стиховую культуру" - это может быть романс. Но что это за стихи?
Выручайте!

Спасибо СВ Волкову: попал на заседание Общественного совета при МОН на обсуждение, помимо прочих, важнейшего вопроса – возвращения по поручению президента сочинения как итогового экзамена.
По горячим следам с планшета прямо из министерского зала вывесил свою стенограмму, как была - со всеми лакунами и опечатками - так как обещал коллегам. Сейчас уже дома что-то выправил и дополнил. Но всё равно прошу строго не судить: звук был отвратный, тихий и двоился, многое было не слышно, что-то мог не уловить и не так понять.
ПодробностиCollapse )


Новые книги стихов Всеволода Некрасова

Back Viewing 0 - 10